Лес – это жизнь

Вера Захаровна Иквасова знает лес, который растет в округе, как свои пять пальцев. Немудрено: к посадке многих деревьев она сама приложила руку. Десять лет уже на пенсии Вера Захаровна, но до сих пор каждое лето работает в питомнике предприятия, арендующего лесные угодья, высаживает и пропалывает саженцы.

В свое время она окончила институт строительства и лесного хозяйства. По распределению хотела поехать во Фрунзенский лесхоз Красногорского района, но там нужно было строить контору. Решила, что она, девчонка без опыта работы, не справится с освоением профессии строителя, и тогда ей дали направление в Петровский леспромхоз.

-Я взяла билет на вокзале и позвонила в Барнаул, в управление лесного хозяйства, сказала, когда приеду, – вспоминает героиня. – Попала как раз на выходные и два дня жила в управлении. Там рассказали, что в Красногорском районе мне пришлось бы учиться ездить на лошади, а я их вживую-то никогда не видела. Потом пояснили, как доехать до Заводского, и я поехала. Сказали, что контора леспромхоза находится на улице Вокзальной, ну, я и подумала: значит, от вокзала недалеко. Приехала на новое место, не знаю, где дорога, где люди ходят, да и по натуре я скромный человек, стеснялась даже спросить, как пройти к конторе. Заблудилась, помню, как шла с чемоданами по целику. Но такие трудности меня не испугали, ведь я из семьи, где нас было семеро детей, а я старшая. Пришла в контору, показала направление, там попросили представить диплом с оценками и взяли работать инженером лесных культур. Я вела строгую отчетность, сколько каких деревьев посажено, сколько погибло и так далее. Однажды я в очередной раз подготовила на списание часть лесных площадей. Списали, но потом меня и главного лесничего вызвали в краевое управление и отчитали, что мы плохо сажаем культуры. Нам доводились очень большие планы – посадить 100, 120 гектаров леса. А рабочих не хватало, приходилось собирать ребятишек, стариков. А какой малец или пожилой человек знает, как надо сажать, ведь есть определенные правила. Когда сажаешь сосну, у нее корневая система не должна быть пересушена. А дети разве уследят? Кто-то перед посадкой макнет корень в болтушку, а кто и забудет. И какой может вырасти лес? Первый год сосны, конечно, растут, ведь все живое хочет жить. Весной делаешь техприемку – стоят маленькие зеленые красавицы, осенью пойдешь делать инвентаризацию – стоит в траве, но вроде растет. А потом травы все больше, она становится выше саженца, и он погибает. По правилам траву вокруг посадок нужно выкашивать, а если место посадки находится за 40 километров от села, в чаще, где нет дорог, кто туда будет часто наведываться? Трава легла после первых заморозков и задавила сосенку… Потом мы перестали сажать сосну и переключились на ель, более неприхотливую лесную культуру. Ей не страшна трава, и даже если отломишь верхушку, она все равно продолжит расти. Пробовали высаживать и лиственницу, но это очень нежная культура, требующая большого ухода.

Потом Вера Захаровна работала помощником лесничего, лесником, последние годы перед пенсией – специалистом по питомнику. Вместе с другими рабочими и сажала, и полола, потому что просто раздавать указания и смотреть, как их выполняют, она не привыкла, и, засучив рукава, работала наравне со всеми.

И вот так с 1979 года она трудилась в лесу. Когда я задала ей простой вопрос: как она спасается в сезон от назойливых насекомых, моя собеседница рассказала такую историю. В институте, на первом курсе, проходила практику в лесу. Студенты взяли с собой крем от комаров, которым все дружно намазались. Другим-то ничего, а у нее – поди ж ты! – кожа в тех местах, где был крем, слезла. Вот так ее организм реагирует на репелленты. Поэтому в лесу Веру Захаровну спасает только «глухая» одежда.

С мужем, Андреем Петровичем, они живут в браке с 1981 года, у них пятеро детей и пятеро внуков. В Заводском Вере Захаровне нравится: простор, большие огороды, широкие улицы. И лес. О выборе своей профессии она нисколько не жалеет. Иквасовы – люди трудолюбивые. Даже на пенсии не хотят расставаться с подсобным хозяйством, хотя сейчас оно, конечно, меньше, чем раньше. И корову держат до сих пор.

-Привыкли к домашнему молоку, – поясняет хозяйка, – так что, пока есть силы, будем держать нашу кормилицу.

Рассуждая о прибыльности лесной отрасли, Вера Захаровна отмечает, что она требует вложения больших финансов и людского ресурса.

Наталья Заболотина.

Полную версию материала читайте в районной газете от 2 ноября.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>