Место службы – Джелалабад…

К 30-летию вывода советских войск из Афганистана

В стране гор и палящего солнца

В Джелалабадской долине между горами Нуристана и хребтом Спингар, на вершинах которых почти круглый год лежит снег, расположены афганские субтропики. Зимой, хотя средняя температура января не опускается ниже 11 градусов, на галечниковых равнинах исчезает вся растительность. Она засыхает еще летом, и население собирает ее на топливо. В январе здесь всходят посевы пшеницы и ячменя, люцерны и клевера, а в апреле-мае уже начинается уборка урожая. В жаркое время окрест горного прохода Хайбер совершенно нет воды, кроме искусственных водоемов и редких ключей. Осадков в районе Джелалабада ежегодно выпадает лишь 180-200 мм, причем в июле – всего 3 мм. С наступлением весны в проходе становится невыносимо жарко, скалы, накаляясь от солнечных лучей, наполняют ущелья душным горячим воздухом. Даже привычные к жаре афганцы страдают здесь в это время года.

Хайберский проход, о котором идет речь, представляет собой путь, ведущий из Индии в Афганистан через суровую горную область. Проход длиной 53 км то сужается до 15 м, то расширяется до 130 м. По проходу, сжатому высокими отвесными стенами скалистых гор, тянется ширококолейная железная дорога, вдоль нее на разных уровнях – асфальтированное шоссе и караванный путь. Военные укрепления построены по всей дороге, в каждом выгодном для ее прикрытия месте. Жители окрестных гор – полудикие горцы, отличающиеся беспокойным и вероломным характером. Здешние земли слишком бедны, чтобы прокормить их, а потому они уже издавна обратились к грабежам, которые дают им средства к существованию. В прежние времена они держали в блокаде Хайберский проход, вынуждая индо-афганских купцов искать безопасный путь по более трудному ущелью Тартарского прохода, пролегающего севернее.

Ни один проход в Азии не имел такого военно-стратегического значения. Еще несколько тысяч лет назад, на заре буддизма, последователи этого учения проходили через его мрачные ущелья, в которых сражались афганцы и индусы, мусульманские завоеватели, шли кровопролитные сражения с англичанами. Хайберский проход и сегодня сохраняет важное значение. Когда проезжаешь по Хайберу, перед глазами невольно встают картины былых военных походов и кровопролитных сражений…

Здесь проходил службу наш земляк М.В. Зеленин.

«Война есть война…»

Майор запаса Михаил Васильевич Зеленин попал в Афганистан по призыву летом 1987 года. Сначала – учебное подразделение в Термезе (воинская часть 57/220), а 2 августа выдвинулись в сторону Кабула, оттуда – самолетом до Джелалабада, одной из самых горячек точек страны. Местом его службы стала 66-я отдельная мотострелковая бригада артиллерийского дивизиона.

О своем пребывании в Афганистане рассказывает обстоятельно и спокойно, как о чем-то само собой разумеющемся:

-Я служил на сторожевой заставе. Район, где мне пришлось служить, – это одно из самых жарких мест Афганистана. Температура днем доходит до 60 градусов, вода привозная. Жили мы в казармах-полуземлянках. Наша батарея была прикреплена к батальону спецназа, который обслуживали два огневых взвода. Хайберский проход – один из основных путей движения караванов. Здесь проходит дорога из Кабула на Пешавар. В то время как один взвод осуществлял поддержку батальона, другой направлялся для борьбы с караванами…

Война есть война, всякое бывало. Но, по своей молодости, мы воспринимали это спокойно. Когда нас отправляли в Афганистан, никто нашего согласия не спрашивал. Но во время нахождения в «учебке» любой мог отказаться, хотя таких случаев я не помню. Осознание пришло уже в Союзе…

Среди нас было много сибиряков, а любой сибиряк вдали от Родины – это уже земляк… Однажды встретились с Андреем Неустроевым, с которым познакомились еще на «папанке». Такие встречи были, конечно, редкостью.

Покидали Джелалабад в июле 1988 года, до Термеза шли своим ходом, а оттуда – самолетом на Дальний Восток с пересадкой в Барнауле. Таким было краткое свидание с родиной…

Михаилу Васильевичу даже не довелось побывать дома после Афганистана. Местом дальнейшего прохождения службы для него стал город Уссурийск. Домой он вернулся в 1989-м, а в 1993-м пришло осознанное решение – вернуться в армию. 20 лет он прослужил в ракетной дивизии в поселке Сибирском, но и после выхода на пенсию в очередной раз понял, что спокойная жизнь не для него, и устроился на работу в пожарную часть.

Несмотря на суровую жизненную школу, которую ему довелось пройти, Михаил Васильевич производит впечатление человека общительного и жизнерадостного. Видно, что не в его правилах жаловаться на судьбу, какие бы сюрпризы она ни преподносила. На вопрос, ощутил ли он на себе недостаток внимания после возвращения из Афганистана, ответил уклончиво, что это зависит не только от правительства, но и во многом от представителей власти на местах. В этом плане в Горно-Алтайске, где он живет уже десять лет, очень внимательное отношение к участникам локальных войн, хотя мемориал гораздо скромнее. Кстати, Михаил Васильевич в прошлом году приезжал в Троицкое на открытие мемориала участникам локальных войн и вооруженных конфликтов. Он не забывает свою малую родину и поддерживает тесную связь с земляками.

Светлана КУДИНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *