«Тот бой я не забуду никогда»

К 30-летию вывода советских войск из Афганистана

14 февраля 1983 года у кишлака Картатут провинции Нанганхар в окружение попала группа солдат 66-й отдельной мотострелковой бригады. Единственным офицером в группе оказался капитан медицинской службы Сидельников. Он принял командование на себя. После шестичасового боя в полном окружении у наших сели батареи на радиостанциях, практически закончились боеприпасы. Все солдаты и капитан Сидельников приняли решение живыми в плен не сдаваться, поэтому у каждого была еще и последняя граната…

Из воспоминаний теперь уже генерал-майора медицинской службы Владимира Сидельникова:

«…К 12 часам дня положение наше стало отчаянным.

Ребятам я сказал:

-У нас есть всего один вариант, первый и последний: биться насмерть, как полагается.

Я не думал, что мои бойцы так влегкую меня поймут. Смотрю – моментально начали себе на левую сторону груди к лямкам гранаты привязывать. Еще и пластырь медицинский у меня попросили, чтобы понадежней прикрепить. Я понял, что «духи» нас не возьмут…

И тут на левом фланге началась интенсивная стрельба. Взрывы гранат, крики!..

С боем к нам пробивались четверо десантников под командованием моего друга, старшего лейтенанта Михаила Румянцева. Я стоял за углом мечети и в первый момент не видел, как Миша Румянцев со своими бойцами из кустов выскочили на площадь перед мечетью. Им и в голову не приходило, что противник и впереди нас, и сзади. А батареи на единственной рации к тому моменту совсем сели. Они увидели, что мы ведем бой, и Румянцев влетел в мечеть через дверь.

Я заорал во весь голос:

-Мишка, ты куда?

Никак не предполагал, что он ломанется в мечеть под пули.

Мои бойцы тоже начали дико орать:

-Товарищ старший лейтенант, в мечети «духи»!

Пуля попала Мише Румянцеву ниже уха с одной стороны и с другой ниже уха вылетела. Убит он был в одну секунду…

Смерть Румянцева так меня потрясла, что я решил со связкой гранат ворваться в здание через дверь и там подорваться. В голове мелькнула мысль: «Может, сразу не убьют, успею несколько шагов внутрь сделать». Я успел связать пластырем четыре гранаты в две связки, встал в полный рост и шагнул ко входу…

И вдруг из-за дома справа появился старик верхом на ишаке. Это выглядело настолько нереальным, что мы все замерли. Получается, что своим появлением старик меня спас, потому что образовалась пауза, и надо было решать, что делать дальше. Я дал своим команду перестать стрелять. «Духи» тоже стрелять перестали. С нами был солдат-афганец. Он сказал, что это местный мулла. Через муллу мы передали требование отдать нам наших убитых. А в ответ услышали, что если мы не уйдем, они начнут резать тела наших ребят по кусочкам и выбрасывать…

Не хочу вспоминать, каким способом, но все-таки мы заставили «духов» отдать тела наших убитых. Дед попросил меня не поджигать мечеть. Потом, вздохнув, опустил голову. Он все понимал…

Тот бой я не забуду никогда. Из 13 человек нашей группы трое были убиты, семеро ранены. Нам очень повезло, что в мире нашелся такой человек, как Миша Румянцев. Иначе уже к обеду все бы мы полегли. А он со своими бойцами взял и принес нам патроны. И сам погиб, исполнив евангельскую заповедь: «Нет больше той любви, когда если кто положит душу свою за друзей своих».

Вот уже 34 года подряд, практически без единого исключения, 14 февраля Владимир Сидельников приезжает в Силламяэ в Эстонии. Там живет мама Михаила Румянцева, Зинаида Васильевна, которой Владимир Олегович заменил погибшего сына.

В прошлом году члены Союза десантников Эстонии «Свирь» закончили работу над фильмом «Тетя Зина». Фрагмент этого фильма можно увидеть в блоге писателя Сергея Галицкого, создателя серии «Они защищали Отечество», «Из смерти в жизнь».

Подготовила Светлана КУДИНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.