Комбайн и колосья – своя стихия!

Семейные династии сейчас редкое явление. Ну, где можно встретить такую семью, в которой были верны одному делу несколько поколений? Мне посчастливилось познакомиться с такими людьми.

В семье Горошниковых из Песьянки механизаторами были дед и отец. Сейчас трое сыновей продолжают трудиться на своей земле, а у них, в свою очередь, подрастают дети, которых тоже приучают любить землю.

Анатолий Федорович Горошников родился и вырос в Песьянке. Его отец, Федор Васильевич, участник Великой Отечественной войны, после войны работал комбайнером и сына брал с собой в поле. Закончив школу, Анатолий Федорович поступил в Троицкое СПТУ-26 и выучился на механизатора. Когда ушел в армию, ему два года снилось пшеничное поле. Как он сам говорит, эта «стихия» — комбайн и колосья – его сильно привлекала. После армии была возможность остаться в городе, но хотелось обратно, в Песьянку. Старший брат Анатолия работал на тепловозе. Решил взять его с собой в поездку.

-Я с ним два раза съездил – не понравилось, — вспоминает Анатолий Федорович.

Так и остался работать в совхозе.

Его как молодого и неопытного комбайнера отправили на косовицу. Косить хлеб – вроде не такая ответственная работа. А ему хотелось на обмолот:

-Интересно ведь, когда зерно сыплется!

Два года Анатолий работал в уборку на косовице, а потом ему дали новый комбайн СКД-5. Так сбылась мечта Анатолия. Он 30 лет проработал механизатором. Потом – водителем. А в 2004 году уволился из совхоза «Петровский». Хотелось попробовать силы в собственном деле. На семейном совете Анатолий Федорович, его супруга Тамара Петровна и сыновья Михаил, Владимир и Иван решили: отец – во главе, сыновья – на подхвате.

-Так и получился не то свой маленький «колхоз», не то бригада, — говорит Анатолий Федорович. – Затея была в основном сыновей, я-то уже на пенсии. Им продолжать дело. Я ведь мальчишек с детства с собой в поле брал, как мой отец – меня. Самый младший, Иван, вообще в комбайне вырос. Средний, Вова, где только не был, но все равно говорит: «Лучше нашей Песьянки нет!»

Взяли свои земельные паи, у односельчан тоже в аренду паи оформили. Купили списанную технику.

-Сами ремонтировали. Развели побольше скота как основной источник доходов для ремонта. В первый год посеяли гречиху и зерносмесь. Зерносмесь для откорма скота, гречиху – для «поддержки штанов». Посеяли и с гордостью смотрели: свое!

Первая уборочная не порадовала. Лето стояло сухое, а когда скосили – пошли дожди. Ходили с вилами переворачивать валки – свое ведь! Договорились с совхозом насчет комбайнов. А на второй год купили старый комбайн и убирали всякими правдами и неправдами.

Тамара Петровна вспоминает:

-Потом уже лучше дело пошло – зябь пахать стали. Первое зерно в аккурат по своим сусекам рассыпали. А потом – где придется. Складов-то нет. До сих пор в Налобиху возим хранить.

Стоит сказать, что Тамара Петровна работала в хозяйстве агрономом с 70-го года. Она родом с Урала. В Песьянку приехала по распределению после учебы в техникуме в Камне-на-Оби. Тут и познакомилась с Анатолием Федоровичем.

-Это сейчас закрыли ФАП, школу. А тогда в Песьянке было только одних механизаторов 30 человек. В селе около 300 человек проживало. Вечером ходили в клуб.

Тамара Петровна сейчас первый советчик и командир в хозяйстве. Когда идет посевная, сыновья привозят Тамару Петровну в поле.

Она вспоминает:

-Как-то приехали, я смотрю, а Иван глубину большую на посеве сделал. Я – ему: что же ты, Ванюха, делаешь? А он: исправлюсь, молодой еще! Норму высева проверяю. Слушаются!

Сейчас в КФХ Горошниковых 300 га земли. Планируют расширяться: мол, у сыновей глаза разгорелись!

-Я бы пенсию получал и жил понемногу, да душа болит. Сыновья уезжать не хотят, а тут что делать? – рассуждает фермер. – Вот у Ивана жена из Белокурихи. Она сюда приезжала в гости к бабушке. Познакомились, поженились. Там, в Белокурихе, есть квартира хорошая. Да разве Ваня туда поедет? Так и говорит жене: видел я вашу «деревню»!

Тамара Петровна продолжает:

-Иван ведь у нас такой – в уборку в поле ночевать останется, домой не поедет! У него руки трясутся, когда зерно видит.

Когда-то у Горошниковых было большое хозяйство. Сейчас – корова, поросенок да пара овец. Все силы они отдают своему делу. Сеют зерносмесь, гречиху и немного пшеницы, чтобы за паи рассчитываться. Кредитов в банках не берут.

-Невыгодно, — говорит хозяйка. – Однажды выхода не было, оформили кредит на солярку. Так и работали только на то, чтобы с банком рассчитаться.

Работаем, чтобы оправдать свой труд, да на жизнь чтобы было. Рабочих принимаем на сезон. Обычно это родственники или соседи. Договариваемся «на берегу»: за работу дадим зерна, огород вспашем, сено заготовить поможем.

В хозяйстве по два МТЗ и ДТ-75, сеялочный агрегат, один комбайн – Иван пока одним управляется.

У сыновей Горошниковых свои семьи, у каждого по два ребенка.

-Старшего внука нынче будем «загружать» понемногу работой в поле, — говорит глава хозяйства. – 12 лет уже парню. Мишке меньше лет было, когда я его с собой брать начал.

Стоит добавить, что ни одно мероприятие в селе не обходится без участия Горошниковых. Анатолий Федорович всегда интересуется, чем помочь. Когда была начальная школа, помогал ей. Сейчас – местному дому досуга. Улицы села от снега расчистить, отремонтировать памятник участникам войны – все это тоже забота Горошниковых. В их семье о той войне знают из рассказов отца и деда Федора Васильевича. И берегут землю, за которую он воевал и на которой трудился.

Наталья ТРОФИМОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.