Диагноз ясен, но перепроверить не помешает…

Михаил Юрьевич Петровых когда-то мечтал работать в городе, лечить домашних питомцев – собак, кошек и прочую мелкую живность. Но вышло так, что всю жизнь проработал в селе – и в основном с крупнорогатым скотом.

Ветеринарного врача из Петровки знают многие, и не только в этом селе, но и во всей округе. Опытный специалист, добросовестный и ответственный – так отзываются о нем те, кто с ним хорошо знаком.

Родился он на Дальнем Востоке. Когда ему исполнилось два года, родители переехали в Барнаул – мама была родом с Алтая. В 1982 году он окончил Алтайский сельхозинститут и по направлению уехал в Кемеровскую область, где работал три года. А когда узнал, что совхозу «Заводской» в Троицком районе срочно нужен ветеринар, недолго думая приехал в село Белое. Через два года переехал в Петровку.

-Когда я приехал сюда, – вспоминает ветврач, – скота было много. На свинарнике и в коровнике был свой веттехник, на отделениях в Большой Речке и Песьянке – свои, и по частному сектору – отдельный специалист. В Петровке многие жители имели коров, да не по одной, а по две-три, летом гоняли в пас три стада. Население сдавало много молока. Свинарник в Петровке был большой, привозили двухмесячных поросят из совхоза «Беловский» и растили на убой до ста килограммов. А когда в «Беловском» свиноводство ликвидировали, то и у нас производство встало.

Сейчас в частном секторе, а обслуживает ветеринар три села – Петровку, Песьянку, Большую Речку, держат коров, овец, коз, свиней, кур, но, конечно, не так много, как раньше.

Ветеринарному врачу, как и в прежние времена, нужно выполнять план мероприятий и обработок, исследовать крупнорогатый скот на лейкоз, туберкулез, бруцеллез и прививать. Весной, когда идет массовый отел, Михаила Юрьевича дома не застать – зовут то в один двор, то в другой. Круглый год приглашают на кастрацию поросят и телят, вакцинацию поросят. Кроме этого, ветеринар выдает справки на реализацию мяса. Домашним животным делает прививки от бешенства, так как в округе водятся больные лисицы.

-Когда я только приехал в Белое, в хозяйстве сдохли две лошади. Из лаборатории мы получили заключение, что у них было обнаружено бешенство. Мы тогда привили всех животных на отделении и прошли по близлежащим частным подворьям, чтобы погасить очаг инфекции, – вспоминает Михаил Юрьевич.

На вопрос, много ли в селе беспривязных собак, ответил, что бегают они зимой, а летом хозяева их привязывают. Были случаи, что собаки кусали людей.

-Я сразу смотрю, привита собака или нет, — поясняет ветврач. – Если да, то все обойдется, а если нет, то пострадавшему надо ехать в больницу и делать уколы, а собаку либо убирать, либо держать отдельно и наблюдать, не проявятся ли признаки болезни.

Несмотря на опыт, Михаил Юрьевич, ставя диагноз, как и в молодости, перепроверяет симптомы заболевания по книгам и справочникам.

-Есть такие болезни животных, которые до сих пор не лечатся, например, катаральная горячка или африканская чума, — рассказывает он. – Хорошо, что до нас чума не дошла. Хотя несколько лет назад по телевидению показывали, как очаги заболевания уничтожали огнем. Я считаю, что чересчур нагнетали обстановку. Раньше, если появлялись подозрения на какое-то вирусное заболевание, населенный пункт блокировали, всех животных проверяли, здоровых сразу увозили на мясокомбинат, а всех подозрительных забивали. Что, если где-то на ферме у коров «выскочит» туберкулез, то надо их всех убирать и ферму сжигать, что ли? По результатам исследований здоровых следует оставить, больных – убрать. Через несколько месяцев еще раз взять анализы, и если все стадо здорово, то можно считать, что очаг заболевания уничтожен. А африканской чумой человек не заболеет, даже если он будет употреблять мясо больного животного, в процессе термической обработки все вирусы погибают. Опасность этого вируса в том, что сами животные им очень легко заражаются. Проблема в том, что еще не вывели вакцину от африканской чумы.

Как говорит Михаил Юрьевич, он больше знает о болезнях и лечении животных, нежели птиц или пчел:

-С болезнями птиц ко мне как-то не обращаются. Если что и спросят, я говорю: сварите с этой курицей лапшу, – шутит он. – А пчеловоды у нас в селе есть, но они знают больше моего и тесно сотрудничают с лабораторией управления ветеринарии. Когда-то в хозяйстве было аж три пасеки, я закупал лекарства для пчел. Помню, завозили карпатскую пчелу и из Средней Азии, но они не выдержали суровой зимы и погибли.

Нашему герою 59 лет, и его очень волнует предлагаемое правительством повышение пенсионного возраста. Он против:

-Я хочу работать, но с тем же успехом трудился бы и на пенсии. Хоть и говорят, что будет возможность трудоустройства людей в возрасте, но везде требуются работники до 45-ти, а то и до 35 лет, кто же будет шестидесятилетних брать? И хватит ли здоровья у людей работать после 60-ти?..

Свободное время Михаил Юрьевич любит проводить за чтением, книги берет в сельской библиотеке – в основном детективы и историческую литературу.

Трое детей его живут в Барнауле, один из внуков назван в честь деда Михаилом.

Наталья Заболотина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *