Как не играть?!

«Театр наказывает тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон. Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта» (Ф. Шиллер). Не исключение и наш, алтайский театр. В постановках Молодежного театра Алтая задействованы студенты академии культуры. Имя одного из них, Владимира Хворонова, на слуху у тех, кто имеет хоть какое-то отношение к театру. А он, между прочим, наш парень, окончивший в свое время троицкую школу. Сегодня Володя Хворонов – наш гость.

-Краевая газета «Свободный курс» любит вас, молодых актеров золотухинского курса Алтайской академии культуры. Преимущественно из публикаций этой газеты мы узнаем о твоих успехах. Скажи, а каков в творческом общении ваш наставник и наш земляк, прославленный артист Валерий Сергеевич Золотухин?

-Ну, Золотухин – такой дедушка. Он к нам по-отцовски относится. Мне с ним довелось играть в одном спектакле – «В поисках радости», так с ним очень просто, очень хорошо играть, он очень к себе располагает, а отношения складываются партнерские. Энергия от него идет положительная.

-В каких еще спектаклях, представленных публике, ты уже играл?

-«Прощание славянки», «Прекрасное далеко». Были небольшие роли: в «Преступлении и наказании» играл маляра, лакея в «Горе от ума», в детском спектакле «Волшебник Изумрудного города» был сначала жевуном, потом молодым дровосеком (в воспоминаниях Железного Дровсека, до того, как он стал железным), затем вороном и саблезубым тигром. Теперь вот – «В поисках радости». А, была еще роль фавна в спектакле по пьесе Шварца «Приключения Гогенштауфена».

-Какой из спектаклей можешь отметить особо?

-Особо могу отметить «Прекрасное далеко». Это дебютный спектакль. «Прекрасное далеко» — такой добрый, человечный спектакль. С этим спектаклем мы были на фестивалях «Радуга» и «Сибирский транзит», в Висбадене (в Германии), в Питере и, само собой, в Барнауле. Это самый первый, самый любимый спектакль. Еще мне нравится роль Шестакова в «Прощании славянки» по мотивам «Прокляты и убиты» Астафьева.

-Как удается учиться и одновременно играть в театре?

-Наше обучение и проходит в театре, сразу идет практика. Мы, в отличие от остальных, находимся в академии очень мало – часа два в неделю. А так, в основном, все время в театре.

-Сохраняет ли традиции русского театра современный российский театр?

-Сохраняет. По возможности.

-Ты в этом году заканчиваешь академию культуры. Что дальше?

-А дальше – армия. Ближайший годик, по крайней мере. Потом рассчитываю вернуться. Если, конечно, еще не забудут. Или я не забуду то, чему научили.

-Ты помнишь свой первый спектакль? Был ли у тебя страх перед сценой?

-Первый спектакль, конечно, помню. А страха перед сценой не было вообще. Не знаю, может, это и плохо. Но страха нет. Вот сидишь за кулисами – темно, спрашивают: «Все на месте?», — «Все». Потом три звонка – и уже не до волнения. А вообще у меня уже сложилась традиция, что ли, – если чувствую волнение, значит, что-то пойдет не так…

-Что ты можешь посоветовать мальчишкам и девчонкам, которые хотели бы стать актерами?

-Что могу посоветовать? Так-то, я сам еще не стал актером в полном смысле слова. Но, мне кажется, что нужно всегда делать то, что хочется, по крайней мере, пробовать.

-Если ты умеешь перевоплощаться, не играешь ли ты в жизни?

-А как? Как не играть?! В какой-то степени все играют. У каждого человека есть свои масочки, которые он меняет в зависимости от ситуации.

-Ты студент. Как тебе общаговское житье-бытье? Какие вообще прелести студенческой жизни?

-С общаговским житьем-бытьем я, слава богу, расстался около года назад. Как-то мне там не понравилось – и грязненько, и тараканчики. Да и народу много, шумно. А иногда все равно хочется одному побыть. Так что с общаговской жизнью я расстался, надеюсь, что не вернусь. Правда, теперь впереди казарма.

А студенческая жизнь – все четыре года как один сплошной момент. Хорошо там было. Много хороших воспоминаний осталось. Я пока не прощаюсь, надеюсь вернуться.

Думается, что планы Владимира осуществятся, а пока

«Актеры, правьте ремесло,

Чтобы от истины ходячей

Всем стало больно и светло!» (А. Блок, между прочим).

Ксения АЛЕКСЕЕВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *