Жить сильно хотелось…

Великая Отечественная война изменила жизнь целых поколений. Любая война – беда. Она безжалостно ломает судьбы людей. В жизни Михаила Владимировича Терентьева войны – и гражданская, и Великая Отечественная, как и в судьбах миллионов советских людей, сыграли свою роковую роль.

Родился он в 1926 году, и детство его было трудным. Отец воевал в гражданскую, домой пришел весь израненный и пожил недолго. Мать тоже умерла рано, когда маленькому Мише было всего пять лет, а старшему брату – 11. Брат потом попал на службу на Дальний Восток и участвовал в войне с Японией.

На фронт Михаила призвали в 1943 году, когда ему исполнилось 17:

-Из нас, молодых парней, формировали артполк, и мы сначала проходили учебу около четырех месяцев на артиллеристов в Бийске. Наша группа состояла из 40 солдат. Потом нас отправили в Литву. Участвовал я в битве за Кенигсберг. На подступах к городу меня сильно ранило в живот. Два месяца пролежал в госпитале. Меня вылечили, и я снова попал на фронт. Почти в самом конце войны контузило, последствия контузии сказывались потом, да и сейчас голова болит, и одно ухо не слышит. Но в госпитале пробыл недолго, так как видимых повреждений не было, а вот моего напарника сильно зацепило, голова его была вся в крови.

День Победы встречал в госпитале под Москвой, а вскоре меня комиссовали. На врачебной комиссии сказали: если будешь курить и спиртное употреблять, то долго не протянешь. А после войны жить сильно хотелось, и я бросил выпивать и курить – и вот до сих пор жив. Так как родителей у меня не было, брат далеко, возвращаться было некуда. В госпитале познакомился с солдатом, он тоже оказался с Алтайского края и пригласил меня к себе. Так я попал в село Верх-Жилино Косихинского района. Пошел работать скотником на молодняк в колхоз. Раньше это была хорошая, высокооплачиваемая работа.

В 2001 году семья Михаила Владимировича переехала в поселок Гордеевский, поближе к родне.

-Когда приехали, нам понравилось, – рассказывает Зинаида Герасимовна, жена участника войны. – Здесь еще птицефабрика работала. Только по нашей улице собиралось стадо коров более ста голов, а сейчас если на все село 30 коров осталось, то хорошо. Мы до пенсии тоже хозяйство держали, двух коров, поросят, кур. Раньше не было в деревне такого двора, где не держали бы хоть какую-нибудь скотину. В детстве мы наголодались. Весной пучки собирали да такие белые грибы, которые на навозе растут. Все это заваривали в чашке и хлебали. Хлеб у нас в селе пекла одна бабушка и носила в магазин, но по вкусу и цвету он был, как земля, муки-то в деревне не было. Продавщица разрезала эти круглые булки по кусочкам и продавала. Корни камыша ели…

Михаил Владимирович каждый год проходит лечение в барнаульском госпитале. В мае снова собирается поехать.

Есть у ветерана награды – медаль «За отвагу» и орден Отечественной войны второй степени, но говорит он о них неохотно, видно, что слишком дорогой ценой достались. В первые послевоенные годы бои снились каждую ночь, мучали воспоминания, как гибли на его глазах друзья и товарищи. Под Москвой полегло восемь двоюродных братьев Михаила Владимировича…

А любимый фильм ветерана – «17 мгновений весны». С тех пор, как посмотрел его в первый раз, так и считает его самым интересным.

-Вот мы сейчас живем в своем государстве, а кто знает, что с нами было бы, если бы немец победил, – говорит ветеран.

А Зинаида Герасимовна вспомнила деревенский случай:

-У нас в селе жила немка, работала, как и все, в колхозе. А однажды, поругавшись с кем-то, со злостью громко крикнула: «Была бы наша власть, мы бы на вас вода возили»…

Наталья Заболотина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *