«Немеция» – не Греция, но погостить приятно!

Эта зарисовка – взгляд русского человека из сибирской глубинки на европейскую страну с ее особенностями.

В Германию я полетела в конце ноября прошлого года и прожила там три месяца. Немецкая зима похожа на нашу позднюю осень, в основном – туман и моросящий дождь.

Летела я с пересадкой в Шереметьеве. От Барнаула до Москвы – четыре часа. Из Москвы до Берлина – пара часов с копейками. Рядом летел чопорный немец. Через два часа объявили, что мы приземляемся. Когда разрешили выходить, я никак не могла достать из-под сиденья свою сумку. Немец помог ее вытащить и жестом уступил мне дорогу.

У турникета я остановилась в замешательстве. Выходов было несколько.

Обращаюсь к немцу:

-Не подскажете?

Я не успела продолжить.

-Вам туда, — на чистом русском ответил немец и показал, куда мне идти.

Сам он проходил контроль через пост для граждан Германии.

Я прошла пограничный контроль, получила багаж и направилась к дверям, за которыми меня ждали друзья и неизведанная страна.

Ах, Берлин!

Сколько эмоций ты мне принес! Сначала я его боялась. Воспитанная в советские времена на военных фильмах, я испуганно смотрела по сторонам, ожидая реакции злых немцев на мое присутствие. Немецкая речь для меня была почти ругательной. Слава Богу, немцы оказались довольно гостеприимными и очень вежливыми. Из окна машины я рассматривала небольшие пригородные дома, зеленые лужайки, красиво подстриженные деревья. Светило солнышко, многие деревья еще не сбросили листву, а некоторые вообще были зелеными.

Дом, в котором мне предстояло жить, был чистым и уютным. Большие стеклянные двери автоматически распахивались. Холл с почтовыми ящиками, большим зеркалом и мягким освещением, включающимся при движении людей, тоже вызвал удивление. Да что там говорить, я еще многому удивлялась примерно месяц! Иногда задавала себе вопрос: а Россия вправду победила в той войне? Мы, потомки победителей, живем так, словно война закончилась недавно. А страна, которая проиграла войну, город, который был разрушен почти до основания, процветают! Стало обидно за свой народ.

Немецкие слова и немецкие порядки

Если вам доведется побывать в Германии, выучите два слова: «халё» – «привет» и «чус» – «пока». Эти слова надо произносить приятным голосом, нараспев и при этом улыбаться. Немцы это оценят! Тут принято приветствовать друг друга в лифте, в подъезде, на лестничной площадке, у кассы магазина. Да практически везде! И улыбаться вам тоже будут практически везде. Мне сказали, что русских здесь не любят. Вполне возможно. Русские тоже не всех любят. Однако вежливость никто не отменял. В Берлине я видела много людей разных национальностей. Немцы одинаково вежливы со всеми.

В Германии есть один закон, касающийся всех и всего, – «орднунг» – «порядок». Невыполнение серьезно карается. Например, машину скорой помощи необходимо пропускать во что бы то ни стало. Водитель, не уступивший дорогу спецмашине, карается огромным штрафом. Злостный нарушитель автоматически считается идиотом. У него забирают водительское удостоверение, и он год наблюдается у психиатра, проходит так называемый «идиотен-тест». Та же участь ждет водителя, потерявшего документы. Через год, если психиатр признает его вменяемым, можно попробовать снова сдать на права. Вообще водители очень дорожат своими удостоверениями и неукоснительно соблюдают ПДД. В Германии разрешается ехать на желтый свет и допускается некоторое количество промилле алкоголя в крови (примерно 0,5 литра пива). Тем не менее аварий практически нет. Еще водители между собой очень вежливы. Никто не орет из окна машины, не машет руками и не сигналит. Городской общественный транспорт очень чистый и комфортабельный. Плата за проезд зависит от того, как далеко ты едешь. Мне приходилось ехать четыре остановки на трамвае, и я платила один евро девяносто центов. Дорого. Можно купить проездной на день и ездить по нему на всех видах транспорта. Он стоит семь евро. Очень дорого. Большинство ездит по проездным на месяц. Сколько стоит такой проездной, я не знаю, но говорят, что выгодно. Штраф за проезд без билета составляет шестьдесят евро. Контролеров я ни разу не встречала, но мне сказали, что они существуют!

Практически все местное население живет в съемных квартирах. Есть тут и частный сектор с личными домовладениями, и личные квартиры. Но стоят они бешеных денег. Владеть домиком на окраине Берлина – дорогое удовольствие. Налог, плата за загрязнение воздуха (если в доме есть печь или камин), за полив и еще куча других вытекают в огромную сумму.

При проживании в съемной квартире первое правило – тишина с десяти вечера и до шести утра, в выходные дни – до десяти утра. Наш сосед по лестничной площадке приходил с работы ночью и включал телевизор на полную громкость. Через несколько дней на его двери красовался листочек бумаги с просьбой соблюдать тишину. Еще пара таких предупреждений – и его могут выселить.

Около каждого подъезда – мусорные баки. Мусор необходимо сортировать – пищевые отходы, картон, пластик и просто мусор. Баки закрываются на ключ. Вообще здесь практически все закрывается на замок. У каждого дома есть двор со спортивной площадкой, детским городком, лавочками и газонами. Двор огорожен, калитки закрываются на ключ. Каждому жильцу выдается набор ключей.

Кустарники, газоны, цветочные клумбы – в полном порядке. Даже деревья все пронумерованы!

Бутылки принято сдавать. Не все, конечно, но большинство. Специальный автомат принимает и сортирует бутылки, выдает чек, который можно либо обналичить в кассе магазина, либо что-то купить на эту сумму.

Когда кто-то из клиентов рассчитывается на кассе или совершает операцию в банкомате, очередь держит дистанцию метра в полтора-два. Здесь считается моветоном дышать в затылок. Я долго не могла привыкнуть к такому «безобразию» – пустому пространству около кассы. Через пару недель желание теснить немцев в очереди прошло, и появилась новая привычка – соблюдать дистанцию.

Пора выходить!

Уже две недели я жила в «Немеции», но выходила за пределы квартиры только под бдительным наблюдением друзей. Выйти одной мне было страшно. Для начала я решила вынести мусор. Следующая моя прогулка в гордом одиночестве была уже гораздо дальше мусорного бака. Я пошла в магазин. На кассе улыбчивая немка пробила мою покупку и что-то спросила. «Нихт ферштеен», — ответила я. Немка сказала «окей» и дала сдачу.

Следующий мой самостоятельный поход был в русский магазин. В дальнейшем, когда начинала скучать по русской речи, я шла именно сюда. Здесь звучали русские хиты восьмидесятых, кассирши громко орали: «Эта касса не работает, идите на другую!». Найти тут можно было все! И шоколад «Аленка», который я привезла в подарок из России, и малосольные огурцы, и селедку с надписью «Для шубы». Песня, а не магазин!

Бомжи, фанаты и балет

«Московский классический балет в Берлине!» – эта афиша привлекала внимание. Билеты очень дорогие, но мы решили непременно сходить. Выехали заранее, чтобы найти парковку. В Берлине вообще трудно с парковками. Бросив машину почти на обочине дороги, пошли пешком. Идти пришлось под мостом. Здесь бомжи играли в карты. Я впервые увидела настоящих бомжей. Мост закончился, мы вышли на свет Божий и с облегчением вздохнули. Но не тут-то было! Неожиданно из-за угла выплыла целая река орущих фанатов. Они махали флагами, пели песни, дудели и свистели. В этот же вечер в «Мерседес-Бенц Арена» проходил хоккейный матч. Толпа в несколько сотен человек захлестнула нас и повлекла за собой. Немцы на ходу пили пиво, тут же без стеснения мочились под забор и шли дальше. Полиция была в курсе проведения мероприятия. Люди в черной форме строго следили, чтобы толпа не выходила на проезжую часть. Неожиданно река пьяных фанатов свернула влево, открыв нам дорогу.

Оказалось, что «Арена» – это огромный комплекс с несколькими залами и стадионом. Меня немало удивило, что немцы смотрели «Лебединое озеро», жуя попкорн и запивая пивом. Балет был восхитительным. Два часа пролетели, как один миг! Наш зритель аплодировал бы стоя. Но немцы, такие доброжелательные в обществе, были сдержанны.

Обратно к машине мы шли тем же путем. Бомжи под мостом улеглись спать, завернувшись в вонючие тряпки. Домой мы ехали под впечатлением – балет, бомжи, фанаты. Столько всего за один вечер!

Обеды – дома

Немецкие продукты забавляли названиями. Например, на коробке с яйцами было написано «Яйца от кур, свободно ходивших по земле». И они дороже, чем яйца от кур, ходивших по полу! Молоко от свободных коров, рыба, свободно плавающая в море, – все это дорогие продукты! Та же рыба, но несвободная, – в разы дешевле.

Мы всегда старались обедать дома. Еда на улице практически непригодна к употреблению. Однажды, набродившись по музеям, мы все же решили перекусить на уличной ярмарке. Я выбрала тушеную капусту и две колбаски. Капуста выглядела так, словно потушили только что скошенный рядом газон зеленого цвета.

В один из семейных праздников друзья съездили в индийский ресторан и привезли две огромные коробки еды национальной кухни – мясо в разных соусах, рис, национальные лепешки и молочный коктейль с фруктами. Пища индийских богов! Еще на какой-то праздник семья заказывала суши. Здесь знают, где заказать вкусную еду и не отравиться. Очень удобно – затраты почти те же, а хозяйке не придется стоять у плиты весь день. На Рождество по традиции семьи запекли утку, приготовили к чаю вкусный пирог, вручили друг другу подарки. Дочка друзей играла нам на фортепиано, все было мило и уютно. В общем, приятные моменты в хорошей компании навсегда поселились в моем сердце. Немецкие слова, которые я часто слышала в кругу семьи: «майн шатц» («мое сокровище»), – тоже отозвались умиротворением.

Места силы

Приехать в Берлин и не посетить хотя бы один из памятников воинской славы советского народа – почти преступление. Мы начали с Бранденбургских ворот. Следы от выстрелов на колоннах сохранились до сих пор. Здесь шли ожесточенные бои в мае 1945 года. Разрушения были колоссальными. Со временем объекты восстановили и отреставрировали. Но для потомков кое-что оставили. Меня пробирало до мурашек при понимании, где я нахожусь. Рейхстаг. Я вообще сразу поставила себе цель – в первую очередь дойти именно до него! Моему воевавшему деду не довелось, так хоть я это сделаю. Посещение Бундестага, в отличие от некоторых других немецких объектов, бесплатное, но необходимо заранее зарегистрироваться. Вход на территорию рейхстага оснащен рамками, как в аэропорту, дополнительно туристов осматривает служба безопасности. Далее группу туристов на скоростном лифте поднимают под самый купол. Взору открывается холл, где несколько работников выдают аудиоплееры с наушниками. Включаешь запись и слушаешь рассказ виртуального гида на выбранном тобой языке. Стеклянный купол рейхстага позволяет увидеть окрестности Берлина с высоты птичьего полета.

Если посмотреть вниз, через стеклянный потолок можно увидеть зал заседаний парламента. Тут же расположена фотогалерея с историей рейхстага. Можно успеть оценить великолепную обстановку, пока вы идете по красным дорожкам от входной двери до лифта и обратно. Все, что находится внутри здания, – не для туристов.

Трептов-парк. Это место силы. Скорбь и величие одновременно. Начинается парк от памятника простой русской женщине, символизирующей Родину-мать, навечно склонившей голову перед стоящим в глубине советским солдатом с немецкой девочкой на руках. Далее два солдата, снявших каски и преклонивших колени, хранят скорбное молчание над братскими могилами. Вдоль аллеи растут плакучие ивы и березы. Они, словно опаленные огнем и покалеченные взрывами, опустили корявые ветки. Тут у памятников всегда живые цветы. 9 мая здесь многолюдно и звучит музыка. В другие дни – тихо. Пока мы бродили по парку, зашло несколько человек. Принесли цветы, сделали несколько снимков. Тут все молчат. Без слов все понятно. До дрожи в коленях.

Хаос

В Германии столько ограничений, что порой кажется: отмени их – и немцы перестанут быть такими правильными. Тут куда ни шагни, везде свои законы, нарушение которых грозит штрафами. И только раз в году правительство позволяет гражданам отступить от некоторых правил. Готовиться к великому хаосу немцы начинают в начале декабря. Они покупают рождественские елки, фейерверки, огромное количество продуктов и пива. 25 декабря наступает католическое Рождество. Этот день в немецком календаре – выходной. Следующий – тоже. Окна и балконы украшены гирляндами, из квартир пахнет пирогами. Немцы готовят и угощают друг друга. Все так мило. Хаос наступает 26 декабря. Немцы начинают выбрасывать елки прямо на газон перед домом. Коммунальные службы не торопятся их убирать, часть населения оставит елки в квартирах до 31 декабря. Вот в этот день и начинается все! Запускать фейерверки, стрелять петардами и шуметь до потери сознания официально разрешается 31 декабря и 1 января. Грохот стоит такой, словно идут бои. Как только начинает темнеть, Берлин трясет и шатает. На улицах пьют пиво, кричат и стреляют в небо ракетами. Утром тротуары и улицы завалены горами мусора. 1 января, вечером, история повторяется – крики, пиво, пальба. 2 января контейнеры были забиты мусором. Но мусор продолжали выбрасывать мимо контейнеров. Этот коллапс коммунальщики начали разгребать 2 января, когда все выходят на работу. Постепенно, в течение примерно двух недель, территории, прилегающие к домам, и улицы привели в порядок. Елки лежали гораздо дольше: в Берлине проживает много русских, которые встречают еще и старый Новый год, зачем зря гонять машины? Позже мы увидели эти елки в зоопарке. Рогатый скот поедал бывшие рождественские деревья. Еще часть елок размельчили на стружку и удобрения. Тут ничего зря не пропадает.

Немного отступлю от темы. В магазинах покупателям предлагают бумажные пакеты или матерчатые сумки. Европа пытается избавляться от пластика. Мне понравилась идея с бумажными пакетами, немецкий хаос не понравился.

В целом Берлин показался мне небольшим, спокойным и уютным. Приветливые люди, множество музеев и парков, которые мы с удовольствием посетили. Здесь бережно хранят памятники истории и архитектуры. Немецкий народ своеобразен, впрочем, как и любой другой.

Наталья Т.

С. Троицкое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.