Фельдшером стала по примеру родных

В Зеленополянском ФАПе пахнет краской, здесь идет косметический ремонт. Фельдшер ФАПа Надежда Николаевна Бордачева заботливо разбирает кабинеты.

-Я очень рада, что у нас ремонт, – говорит она, – так как нет своего отдельного здания, и мы находимся в части детского сада, то вроде и комитет по образованию не обязан тут проводить ремонт, и ЦРБ в этом не заинтересована. Так и работаем, но нынче ЦРБ нам выделила краску и другие материалы, поэтому скоро все приведем в порядок.

О работе

Родилась наша героиня в поселке Ленинском, и после школы пошла учится на фельдшера в Бийское медучилище.

-Сейчас в почете только высшее образование, и у моих детей оно есть, – говорит Надежда Николаевна, – а в мои годы к высшему образованию особо не стремились. У меня примером было то, что двоюродные брат и две сестры были медиками, и я пошла по их стопам. После учебы по направлению попала в свой родной район, вакансии фельдшера были в пяти или шести селах. Выбрала Зеленую Поляну: и от Троицкого недалеко, и само село мне нравилось. В 1982 году населения здесь было около тысячи человек. Работы никогда не боялась. Больница в те годы находилась практически на въезде в село, в ней были профилакторий, зубной кабинет, их содержал совхоз, детский и взрослый фельдшеры. У здания каждый сезон, сколько бы его ни ремонтировали, весной тек и падал потолок, а однажды зимой перемерзло отопление. И вот уже более 20 лет ФАП находится в здании детского сада. Начинала я работать детским врачом, а через месяц меня назначили лечить взрослое население. Где и как только не приходилось оказывать помощь, во время уборки всегда было много аварий. Однажды в начале карьеры меня вызвали в автопарк совхоза, куда привезли одного из водителей, которому нужно было оказать помощь. И оказалось, что нужно везти в ЦРБ, его завернули в палатку, загрузили в кузов, а я должна была его сопровождать. Сижу в кузове возле него, а жара была страшная, мне диспетчер протягивает куртку: «Возьми, хоть от пыли будешь укрываться». Едем, смотрю, а у меня уже ноги покрылись толстым слоем пыли. Приехали в санпропускник, мне выдали таз с водой, чтобы хоть немного от грязи обмылась. Или еще был случай. Повезли мы роженицу на молоковозе, и в Кипешинском логу машина сломалась. А я никогда не ношу платок, а тут после бани голова мокрая, я его и схватила. Женщина родила в машине, а ребенка я укутала в свой платок. За время своей работы я приняла пять родов. Однажды принимала роды на дому зимой, семья была не совсем благополучная, и в квартире было очень холодно, у меня ноги в валенках замерзли. Ребенок родился и через какое-то время стал багровым. У меня спрашивают, что с ребенком. Я говорю: замерз. Так они разломали какой-то стул и им пытались натопить печь. Мы четверо суток из-за бурана не могли доставить мать и дитя в ЦРБ, слава Богу, что все обошлось.

Страха в моей работе я не испытываю, тут о нем не думаешь, надо быстрее помочь. Год назад закрыли ФАП в Степном, так люди оттуда и идут, и едут ко мне, никому не отказываю. Когда появились сотовые телефоны, работать стало намного проще, а раньше и стационарные-то мало у кого были, и у меня уже выработался рефлекс: как собака залает – значит, кто-то пришел. В праздники и выходные, когда все отдыхают, у меня, наоборот, готовность номер один, в любой момент могут или прийти, или позвонить. Последние несколько лет хорошо то, что когда я в отпуске, то хоть на вызовы не хожу, этим занимаются бригады «скорой помощи». В ФАПе раньше хоть еще медсестра была, а последние пять-семь лет я совсем одна. Но со мной работает замечательная санитарка Лариса Витальевна Медведева, которая во всем мне помогает, это благодаря ей у нас в помещении очень много цветов, за которыми она бережно ухаживает.

На сегодняшний день в Зеленой Поляне около 500 жителей, из них – 120 детей. В 2015 году был самый большой прирост населения, за год родилось 12 детей, а так – в среднем по два в год.

За время своей работы я износила пять пластмассовых «дипломатов». Они меня очень часто спасали – то от собак, а то и из сугробов выбираться.

Общий стаж работы у Надежды Николаевны – 36 лет. Она говорит:

-Вроде уже и на пенсию пора, но даже мои дети размышляют о том, что если я уйду, то людей лечить будет некому. Знаю, что четверо зеленополянских молодых людей учатся в медучилище, но сюда никто не планирует приезжать. Не хочет молодежь в деревню возвращаться.

О семье

-Когда я приехала в село, мне как молодому специалисту совхоз выделил жилье. В 1983 году замуж вышла за местного парня. Так с того времени и живем с Николаем Ивановичем. Он всю жизнь в совхозе водителем был, и у него, как и у меня, тоже ненормированный рабочий день. Поэтому у нас в семье нет такого, что ты за скотиной смотришь, а я у плиты стою. Кто первый пришел, тот все и делает, домашние дела мы никогда не делили.

Работа, конечно, накладывает свой отпечаток на повседневный уклад жизни, это я сейчас только понимаю, что мои дети были лишены того, что мама им читает книжки. У нас с мужем двое детей: сын Максим – экономист, дочь Ольга – юрист, у них уже свои семьи, а мы уже четырежды бабушка и дедушка.

Сын, когда учился в школе, часто ходил в разные походы с ночевками. И я ему всегда собирала сумку с лекарствами, а кладешь не по одной таблетке, так как ребят с ним много, и говоришь, какая от чего. И даже преподаватели обращались к нему за таблетками, и он знал, от чего каждая. Но никто из детей не пошел по моим стопам.

Наталья Заболотина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *